Франсиско Гойя (1746–1828). Капричос
С 25 марта по 16 июля 2017 года, одновременно с выставкой «12 характеров ПРАДО», в зале Боссе Художественного музея РИЖСКАЯ БИРЖА (г. Рига, Домская площадь, 6) будет представлена выставка гравюр из серии «Капричос» великого испанского художника Франсиско Гойи из собрания Латвийского Национального художественного музея.

Выставка предлагает познакомиться с одним из прославленных шедевров мирового искусства – графической серией «Капричос» («Los Caprichos», исп. «причуды, капризы») гениального испанского художника Франсиско Гойи (полное имя: Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес / Francisco José de Goya y Lucientes, 1746–1828). В 1799 году составленный и изданный самим автором альбом из 80 графических листов вскоре после своего выхода приобрёл популярность как в Испании, так и в других странах. Эти работы стали квинтэссенцией стиля Гойи, воплотив в себе новый, более свободный и экспрессивный подход к изображению реальности. «Капричос» нашли отголоски в искусстве XIX века и завершили эпоху доминирования в графике академической стилистики неоклассицизма.

 

Серия таит множество неразгаданных загадок. Существует предположение, что мастер черпал вдохновение в различных философских сочинениях и произведениях искусства, однако сам Гойя категорически отвергал какие-либо версии о влияниях, за исключением нескольких цитат из известных писателей, например, Ховельяноса (Гаспар Мельчор де Ховельянос / Gaspar Melchor de Jovellanos, 1744–1811), или параллелей с пьесами друга Гойи драматурга Моратина-младшего (Леандро Фернандес де Моратин / Leandro Fernández de Moratín, 1760–1828).

 

Уже в рисунках объёмного «Мадридского альбома» (1796–1797) Гойя обратился к теме быта своего времени и особенно – положению женщины в обществе. Именно здесь впервые появилась Селестина («La Celestina») – традиционный персонаж испанской литературы, который в искусстве Гойи приобрёл ярко выраженное символическое значение. Её образ служит напоминанием о быстротечности молодости и красоты, а также о приближении неминуемого увядания. Подобно Селестине, многократно использованный образ куртизанки и обращение к теме колдовства персонифицируют теневые стороны общества.

 

Слияние фантазии и реальности объясняет уникальность видений Франсиско Гойи. Мотив сна был излюбленным элементом, к которому прибегали художники и литераторы в Испании и других странах Европы, чтобы рассказывать о фантастических, философски воспринимаемых или сюрреалистических существах. Не случайно изначально Гойя данную серию также называл «Los Sueños», т.е. снами, а не причудами.

 

Одни композиции Гойи словно театральные сценки, другие – парад эксцентричных образов. Настроение, царящее в произведениях, в большинстве случаев сродни «Аду» Данте – в них бушуют всевозможные силы зла: лицемерие, ложь, жестокость и упадок морали. Сюжеты повествуют о церкви, государстве, королевском дворе, законах, врачах, искусстве и науке, улицах Мадрида, жизни в деревне, поэзии и философии той поры, о бедных, богатых, больных, юных и старых, объединяя все эти образы в цельное зеркало общества. Об отношении Гойи к воплощённому в «Капричос» свидетельствует размещённый на первом листе автопортрет – художник как будто идентифицирует себя с новой, современной эпохой Просвещения, с позиций которой он искоса поглядывает на собственные творения.

 

Франсиско Гойя применял сложную и инновационную технику станковой графики. В её основе лежал традиционный офорт, который мастер сочетал со сравнительно недавним изобретением – акватинтой. Благодаря этому чистые, вытравленные кислотой линии дополнялись бледными, как бы слегка размытыми тонами, которые создавали мелкие крапинки, получаемые путём обработки металлической пластины измельчённой смолой. Одинаково большое значение придавалось и тончайшим линиям, выгравированным лезвием непосредственно на поверхности пластины. Гравировка сухой иглой по чёрному фону или использование изящных линий и приглушённых теней вокруг глаз и рук персонажей в искусстве графики создало эквивалент воздушным мазкам в живописи.

 

В коллекции Художественного музея РИЖСКАЯ БИРЖА хранится 78 офортов из графической серии «Капричос» второго оттиска. Часть из них будет экспонироваться одновременно с выставкой из Национального музея Прадо «12 характеров ПРАДО». Аннотативные тексты к работам состоят из комментариев самого Гойи, пояснений искусствоведов, а также информативного материала о личностях и событиях в Испании в конце XVIII столетия.

 

 

КУРАТОР  ВЫСТАВКИ:

Дайга Упениеце (Daiga Upeniece), руководитель Художественного музея РИЖСКАЯ БИРЖА / Латвийский Национальный художественный музей

Сопровождающие мероприятия
news-image
25 Мар 16:00
TERRA INCOGNITA: Испания глазами дипломата
Занятие ведёт бывший посол Латвийской Республики в Испании Ольгерт Павловский (Oļģerts Pavlovskis).
news-image
28 Мар 12:00
Информативный семинар для учителей «Испания – только и единственно для учителей!»
В первой части семинара преподаватели в сопровождениии гида познакомятся с актуальными выставками – «12 характеров ПРАДО» и «Франсиско Гойя (1746–1828). Капричос».
news-image
22 Апр 16:00
TERRA INCOGNITA: Самая могущественная испанская колония – Мексика
О пребывании в гостях у почётного консула Латвии в Мексике Беатрисы Трублад-Аболтыни (Beatrise Trueblood-Āboltiņa) и пережитом в Мексике рассказывает историк искусства Вита Озолыня (Vita Ozoliņa)
news-image
27 Апр 17:00
ПРОСТРАНСТВО, НАРЯД И ОБРАЗ: Гойя, Испания и танец
В каждой эпохе есть некая внешне невидимая суть, нечто очень важное, что выражает культура в целом и визуальное искусство в частности.
Выставки по теме
Пресс-релизы по теме