Фридрих Милт (1906–1993)
С 16 сентября по 5 ноября 2017 года в выставочных залах 4 этажа главного здания Латвийского Национального художественного музея (г. Рига, площадь Яниса Розенталя, 1) будет представлена выставка 59 картин латышского художника второй волны эмиграции Фридриха Милта (1906–1993).

Фридрих Милт (Fridrihs Milts), чья жизнь прошла между рижской Пардаугавой и нью-йоркским центром Манхэттен, в глазах латышей-эмигрантов стал личностью легендарной. Теперь же, благодаря инициативе адвоката и коллекционера Филиппа Клявиньша (Filips Kļaviņš), творения художника будут показаны на его родине.

 

Фридрих Милт родился 21 декабря 1906 года в Риге, в семье ремесленника. В 1927 году он поступил в Латвийскую академию художеств, где под руководством Яниса Роберта Тиллберга (Jānis Roberts Tillbergs) и Гедерта Элиаса (Ģederts Eliass) обучался в мастерской фигуративной живописи. В своих картинах он отображал поощряемую в ту пору в искусстве Латвии тематику крестьянской жизни, писал портреты и акты, а в конце 1930-х годов увлёкся техникой пастели, так как неуловимо лёгкое прикосновение цветного мелка позволяло передать очарование сиюминутного видения.

 

Милт быстро добился признания критики и стал популярным в обществе автором, но события Второй мировой войны внесли неожиданные перемены. В 1944 году, когда линия фронта затронула Латвию, художнику с семьёй пришлось эмигрировать в Германию. Жизнь в лагере для беженцев оказалась невероятно суровой, однако её компенсировала активная светская жизнь любекских латышей. Вместе с другими живописцами Фридрих Милт устраивал выставки в Северной Германии, а в 1951 в Любеке даже состоялась его персональная выставка. Там Милт познакомился и тесно сдружился с Миньоной и Янисом Клявиньшами (Minjona Kļaviņa, Jānis Kļaviņš), родителями Филиппа Клявиньша. Именно благодаря его предприимчивости обширная коллекция произведений Фридриха Милта была доставлена на родину, где прошла выставка и издательством «Neputns» была выпущена книга.

 

Большинство латышских беженцев покинули разрушенную войной Германию. В их числе и Милт, который в 1951 году отправился в Нью-Йорк, где стал смотрителем дома в «Адской кухне», в портовом районе Манхэттена. Феномен Адской кухни обычно упоминается в связи с творчеством поэтов Линарда Тауна (Linards Tauns) и Гунара Салыньша (Gunārs Saliņš), однако именно подвальная мастерская Фридриха Милта превратилась в овеянный легендами центр латышской творческой богемы.

 

Писатель Волдемар Карклыньш (Voldemārs Kārkliņš) вспоминал, что «Милт был стройным, худощавым мужчиной, с приветливым, но серьёзным лицом, он всегда сохранял бодрость духа, хотя из-за нездоровья его взгляд порой выглядел усталым. Он разговорчив, но не умеет или не желает предаваться мелкой, лёгкой болтовне; в речи Милт всегда отдаёт предпочтение глубоким соображениям, направленным на постижение сути вещей; при этом он только поясняет, не стремясь поучать других. Быть вместе с ним очень приятно, от него можно почерпнуть много вдохновения; вероятно, именно поэтому у него так много друзей среди нью-йоркских художников, поэтов, писателей – в действительности, вся группа Адской кухни, как планеты, собиралась вокруг него».

 

Живопись Фридриха Милта, которая за океаном получила признание лишь в узком кругу диаспоры, в сравнении с утончённой манерностью латвийского периода изменилась кардинально. По сути его творчество преобразилось в направлении упрощения резко противоположных, новаторских форм. Милт прожил на Манхэттене около 40 лет, и все это время наряду с портретами, мексиканскими пейзажами и натюрмортами неизменно писал силуэты нью-йоркских небоскрёбов.

 

В конце жизни Фридрих Милт свою убеждённость выразил словами: «Я латыш, чувствую как латыш, и живопись моя – латышская. У меня две родины: Адская кухня и Латвия».

 

 

КУРАТОР ВЫСТАВКИ:

Dr. art. Даце Ламберга (Dace Lamberga), куратор выставок, Латвийский Национальный художественный музей

Сопровождающие мероприятия
Образовательные программы по теме
Пресс-релизы по теме